Сирия-НАТО- Евразийский Союз: Россия – в одиночестве?..

В ходе голосования на днях в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии, вроде бы союзный РФ Казахстан –воздержался. «Помалкивают» и другие страны- участницы ЕАЭС-ОДКБ, как и прежде. А вот Турция, которая, вроде бы, партнер Москвы и Тегерана по урегулированию в Сирии, всецело поддержала ракетные удары НАТОвской «тройки» по Сирии. И, похоже, новые удары состоятся с участием члена НАТО Турции, давно вожделившей северный – нефтеносный и нефтепроводный регион Сирии. В Турции же немало военных баз США и НАТО. Что дальше?..

1477185582
Мы уже отмечали, что Москва, скорее всего, опоздала со своим прямым военным включением в сирийскую ситуацию. Опоздала где-то на год, как минимум. В отличие, например, от известной, чётко оперативной реакции СССР на ситуацию с Вьетнамом в середине 60-х (см. http://ekogradmoscow.ru/novosti/yuzhnyj-vetnam-i-siriya-urok... ). Правда, тогда был дееспособный Варшавский Договор, в отличие от нынешней ОДКБ.
Нанесение на днях ракетного НАТОвского удара по Сирии, несмотря на принципиальную позицию России по сирийскому кризису, поддерживаемую Китаем, является, отчасти, следствием по-прежнему «нейтральной» позицией других стран ЕАЭС-ОДКБ по этому вопросу. Да и по всему комплексу взаимоотношений России с Западом. В том числе, в отношении санкционного прессинга на РФ и ответных санкций со стороны Москвы.
Похоже, на Западе не считают ОДКБ с ЕАЭС аналогами Варшавского Договора или СЭВа. Поэтому не опасаются эффективных многосторонних военно-политических и/или экономических действий с российской, точнее – с евразийской стороны (см., например, http://geo-politica.info/partnery-rossii-po-odkb-boyatsya-zamaratsya-v-siriyskoy-krovi.html ).
Из чего, собственно, проистекает такая оценка?
Напомним, для начала, что сохранение сырьевого характера экономики большинства стран ЕАЭС, регулярно констатируемого МВФ и Мировым банком, обусловлено, помимо всего прочего, растущим санкционным давлением стран Запада не только РФ, но и на ЕАЭС в целом. Напомним также, что оно направлено на сдерживание или, точнее, на «замораживание» проектов среднего и высокого переделов в различных отраслях, и прежде всего в промышленных, энергетике, транспортной инфраструктуре и т.п. В то же время, это давление распространяется и на зарубежные страны/компании, сотрудничающие с Россией практически во всех отраслях и/или проектах. Очевидно, в сей реестр подпадают и партнеры РФ по Евразийскому союзу.
Потому неудивительно, что ни одна страна-участница ЕАЭС – уже который год - официально не выступает за отмену этих санкций, не предлагает своё посредничество в переговорах РФ и Запада по отмене или хотя бы ограничению обоюдных санкций. Зато та же «Советская Беларусь» 30 января с.г. намекает на ущерб для стран-партнеров РФ от антироссийских санкций: «...США вводят против России новые санкции – они могут затронуть и ее партнеров. Это предусмотрено недавним законом «О противодействии противникам Америки». При этом ситуация разъясняется со ссылкой на Госдепартамент США. А именно: «...Иностранные правительства и компании частного сектора были уведомлены как публично, так и в частном порядке, в том числе высокопоставленными представителями Госдепартамента и другими должностными лицами правительства США, что существенные сделки с российскими субъектами, включенными в санкционный перечень, приведут к санкциям». А в качестве примера отмечено, что «под американским давлением, например, ряд стран отказались от закупок оружия у Москвы на несколько миллиардов долларов».
Схожие оценки всё чаще высказывают эксперты и СМИ Казахстана.
Кстати, за последние три года в странах НАТО отменены или «заморожены» практически все санкции против Белоруссии – по «странному» совпадению это синхронизировано с эксцессами между РФ и Белоруссией по нефтегазовым и другим торговым вопросам. Вернуться же в санкционный режим в Минске навряд ли заинтересованы.
Уточним, что санкционный прессинг стран НАТО, прежде всего США, на Россию включает, также ограничения в торговле со странами/компаниями-партерами РФ; стагнацию и даже вывод инвестиций оттуда; расследование в отношении высокотехнологичного импорта-экспорта между «непослушными» и РФ с соответствующими санкциями; ограничения для размещения ценных бумаг на западных финансовых рынках для тех же стран и их компаний; ужесточение для них заёмно-кредитных условий и т.п. Понятно, что такие и смежные меры невыгодны другим странам ЕАЭС. Тем более что, к примеру, совокупный объем инвестиций США, Канады, Евросоюза, Австралии и Норвегии (т.е. стран-участниц антироссийских санкций) в Белоруссии, Казахстане, Армении и Киргизии возрос за 2012-2017 гг. более чем на треть. Вдобавок расширяются многопрофильные программы экономического партнерства ЕС со странами – партнерами РФ по Евразийскому союзу, ценные бумаги тех же стран/их компаний всё активнее обращаются на рынках западных государств.
Смежный тренд – во-первых, растущий с 2014 г. экспорт продукции среднего и высокого переделов из упомянутых государств и блоков, инициирующих ужесточение антироссийских санкций, в страны-партнеры РФ по ЕАЭС. А во-вторых – режим максимального благоприятствования для продукции тех же стран в большинстве государств, участвующих в антироссийских санкциях.
В силу всех этих факторов, а также сохраняющейся «долларизации» экономики РФ и ее экспортно-сырьевой зависимости – тем более с учетом растущего санкционного давления - Москва вынуждена «мириться» также с «искусной» политикой дерусификациииии в Казахстане, Армении, Белоруссии; с наличием биолабораторий США в Армении, Казахстане, Киргизии; демонстративным непризнанием странами ЕАЭС-ОДКБ независимости Абхазии, Южной Осетии и российского статуса Крыма.
И ещё. Удар по Сирии нанесён также с «Суверенных территорий Великобритании» на юге и юго-востоке Республики Кипр (РК): всего их 4 с общей территорией около 270 кв.км. Это составная часть Великобритании (как и западносредиземноморский Гибралтар) – географическая и юридическая. До 75% этой площади – британские ВМС -, ВВС-базы, объекты теле-радиоэлектронной разведки. В отношении РК это экстерриториальные территории. Именно таким образом Лондон еще в 1959-м обозначил свой суверенитет в этих районах Кипра.
Но аналогичным статусом не обладали и не обладают военные объекты СССР и РФ в регионе ОДКБ и, вообще, за рубежом. Отсюда тоже проистекает геополитическая уязвимость Москвы.

00001

00002

А.Чичкин

Источник ➝