Последние комментарии

  • Тамара Муравьева
    Чтобы найти новые миллиарды для воровства чиновниками на космодроме, необходимо полазать по пустым карманам пенсионер...Медведев будет изучать бедность. Пенсионеры готовитесь!
  • Тамара Муравьева
    По тебе,хохлопидору и мудозвону, психиатры тоскуют...Медведев будет изучать бедность. Пенсионеры готовитесь!
  • олег мотынга
    И это верно !Медведев будет изучать бедность. Пенсионеры готовитесь!

Академик РАН Роберт Нигматулин: "Если нет спроса на знания - значит, президент Путин, ты виноват!"

Академик РАН, член Президиума РАН, научный руководитель ИО РАН имени П.П. Ширшова Роберт Нигматулин дал интервью журналистам в перерыве между заседаниями общего собрания Российской академии наук, 24 апреля 2019 г. В нем он подверг критике действия президента и правительства РФ в сфере экономики и организации спроса на знания в стране.



"Для меня важным для дел Российской академии наук является восстановление функций учредительства над институтами. Если мы в ближайшее время это не восстановим - я имею в виду назначение директоров, оценку деятельности, госзадание - вот это... Пусть собственность, пусть финансовые какие-то проблемы будут относиться к Министерству науки, но институты, их руководители должны быть у нас в Академии наук, обязательно - без этого Академия наук будет утрачивать свои функции как интеллектуального центра развития России. Это самое главное, у нас это еще до конца не оценено.



Мы всё говорим, что мы будем экспертизу делать над многими этими учреждениями - это всё дутые цели. Экспертизу нужно делать над отдельными важными проектами. Допустим, у правительства есть какая-то проблема - строительство каких атомных станций делать или какие суда - да! Но заниматься экспертизой всего и вся - это потеря времени.

Ну и, конечно, надо восстановить значимость отечественных журналов. Сначала все наши результаты должны публиковаться в отечественных журналах. Если мы хотим, чтобы на них ссылались, то тогда нужно наладить перевод этих отечественных журналов на английский язык. Или, если пока это не получается (при советской власти это не получалось: все наши журналы переводились, они там ставились на полку и никто их не читал, но при советской власти мы важнейшие результаты собирали, говорили своему начальству, что основные результаты уже опубликованы у нас в стране, и нам разрешали публиковать их за рубежом - тогда, действительно, цитируемость мы получали зарубежную. Но главная задача нашей науки - не цитируемость за рубежом, а чтобы эти результаты были нужны здесь, у нас в стране, и цитировались у нас в стране.

Следующее, когда нас обвиняют в том, что у нас низкая цитируемость, низкое участие бизнеса, мы должны четко понимать - это не Академия наук виновата, это виноват президент страны, это виновато правительство, потому что у нас мало работающих заводов, машиностроение у нас в упадке, а это та отрасль, которая при своем развитии требует научных проработок. Причины отсутствия участия бизнеса в финансировании Академии наук - экономическая ситуация, невостребованность науки. И в этом виновата не Академия наук, а руководство страны - вот это тоже научная общественность никак не понимает. Мы все время говорим, что государство много денег дает, а бизнес не дает - бизнесу это и не нужно, потому что такова у нас экономика, вот и всё!.. Вот три главные проблемы, которые мы должны решить.

Организация спроса на знания - это основная функция государства, если его нет - значит, президент Путин, ты виноват! Ты разберись у себя, в своих делах, правительство - разберитесь в своих делах! К сожалению, общественность этого не осознает...





Из статьи академика Роберта Нигматулина "У кровати больной экономики"
(
"Правда", №38 (30825) 9—10 апреля 2019 года)

Все сходятся в мнении, что главная проблема нашей экономики в том, что её болезни не излечить, пока власть не признает их существование. А они, эти многочисленные болезни, очевидны. Основных видов промышленной продукции (станков, строительной техники, тканей, обуви и т.д.) у нас производится всего-то от 5% до 15% того, что мы производили 30 лет назад. За эти же годы в РФ закрыто 78 тысяч заводов и фабрик. Число рабочих мест в промышленности только за последние 20 лет сократилось в 3,7 раза. Экспорт у нынешней России преимущественно сырьевой, но и он из-за накликанных на себя санкций за последние годы скукожился едва ли не вдвое. Что касается доли России в мировом производстве наукоёмкой продукции, то она упала до величин, сравнимых со статистической погрешностью. И вообще все наши успехи теперь не выходят за её рамки. Сравнивать их не только с рекордными достижениями Китая, но и со скромными успехами мировой экономики стало стыдно!

Зато неравенство и падение в распределяемых доходах и в накапливаемых имущественных богатствах у нас — наивысшие в мире!

Мы уже сейчас видим, что эти «российские собственники» спешно оформляют себе запасные иностранные паспорта. Пока — запасные. Но ведь достаточно им отказаться от российского гражданства, как эти «запасные» паспорта сразу становятся основными.

«Ну это либо — будет, либо — нет», — успокаивают из «Белого дома», что на Краснопресненской набережной. Но в отличие от чиновников нам придётся уважаемых россиян разочаровать. Ладно, не будем гадать относительно намерений нынешних хозяев российской экономики. Но вот что уже решено и «проштамповано», так это их дети, их наследники. Они уже не являются и не будут впредь гражданами России! Они практически все поголовно учились и учатся за рубежом, у них уже имеется гражданство страны пребывания. У них именно там все связи и все главные жизненные интересы. И с Россией их уже ничто не связывает!

Вот он, первый дефект в нашей экономике... Что обсуждать всякие планы и стратегии развития нашей экономики (и главное — с кем?), если реальные хозяева её — далеко от России и давно не живут её интересами.

Второй дефект — даже если признать важность выбора пути развития России для тех, кто сейчас стоит во главе «экономического блока» правительства, то обнаруживается: во всех предлагаемых ими сценариях нет ни слова о том, как мы будем жить без нефтедолларов. Разве они вечны? Между тем были времена, когда наша страна долго жила и успешно развивалась без всяких нефте- и газодолларов. Были также и времена, когда мировые цены на нефть (и газ) резко падали, и они могут вернуться.

А санкции? При худшем варианте может случиться так, что наши нефть и газ станут вообще не нужны нашим традиционным покупателям. И ещё: следует помнить, что наши запасы углеводородов хоть и велики, но совсем не бесконечны. И что мы тогда будем делать, когда их вычерпаем? Конечно, мы знаем, что есть множество стран в мире, которые никакого сырья не экспортируют. Наоборот, они это сырьё покупают в других странах и, тем не менее, в целом живут совсем неплохо. Примеры? Германия, Япония, среди наших соседей — Швеция и Финляндия. И вот совсем свежие примеры: Южная Корея, Китай.

Почему нам про их опыт ничего не говорят? Почему нас убеждают, что без экспорта нефти нам не выжить? В советское время в нашей стране были созданы многие промышленные отрасли, которых в России прежде вообще не было: авиастроение, приборостроение, химическая промышленность, производство современных материалов, сплавов, искусственного каучука, синтетических волокон и т.д. Но после 1991 года мы всё это уничтожили.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх